aleksei_44 (aleksei_44) wrote,
aleksei_44
aleksei_44

Categories:

«Секрет» озабоченности Н.И.Литвиненко, декана биофака ПГУ


    Размышления "Почему профессор получает меньше постового полиции" на примере личного опыта в ПГУ (Пермском университете)

Описываю  расклад смыслов и мнений по ситуации в ПГУ, приведшей к тому, что меня в 2004 году «изгнали», - забаллотировали на тайном голосовании в совете биофака при переизбрании на должность доцента.
В 2005 я восстановился по суду, в ТРЕТИЙ РАЗ,  но в 2006 уволен окончательно после пересмотра дела.

Нажали . . .  
Суды под козырёк . . .
«Господа не об . . . шь» – заплатят все!! . .

Собственно – уже заплатили . . .

Страны нету – остался мыльный пузырь, как от ПГУ при Маланине - заповедник надутых щёк . . .

В университете я отработал 35 лет.
С окончания его в 1971г  - единственное место работы.
Теперь собственно о:

Н.И.Литвиненко

Так сложилось, что пересеклись мы при первом знакомстве – на организационном собрании 1 курса, после зачисления в студенты.
 Декан С.П.Чащин предложил избрать старостой меня. Я заявил самоотвод, мотивировав тем, что придётся работать - помогать некому, на стипендию не прожить, так что времени не будет исполнять обязанности.
Декан тогда предложил Литвиненко и он был избран старостой курса.

На второй день студенчества был единственный случай, который можно назвать «стычкой» с Литвиненко. Нас привезли на уборку картофеля ночью, разместили до утра в сельском клубе. Играли в бильярд, знакомились . . .

Разговор зашел о причинах «двойного выпуска 10 и 11-х классов», что определило двойной конкурс в вузах, который нам пришлось «проходить». Я сказал что 11 классов вместо 10 установил  Президиум ЦК. Коля с вальяжностью «главного» поправил – «Политбюро». Я ответил что-то типа «лучше учиться надо, юноша, а не спорить со старшими».
 Далее разобрались, что установили 11 классов при Президиуме ЦК, а отменили при Брежневе, когда Первого секретаря ЦК переименовали в Генерального, а Президиум ЦК КПСС в Политбюро ЦК КПСС.

Эта стычка  была в сентябре 1966 г. Больше Коля на меня не задирался.

Следующая «стычка» случилась через 35 лет, осенью 2001 г. Коля мне заявил по телефону (с посолидневшей за 35 лет вальяжностью, естественно):

«Я тебя с говном смешаю!»

Повод такой крутой «заявы»  в том, что моей подопечной дипломнице Э.Зайцевой с отличной работой (Три публикации, в том числе доклад на международной конференции молодых учёных) на ГАКе поставили «хор». Случай на биофаке беспрецедентный. Я пытался протестовать и получил вот «этот ответ».

Конечно, я получал информацию, что Коля «втихушку» распространяет про меня негатив, но не базарить же с юнцом по каждой мелочи. Впрочем – по порядку.

За учёбу по общим дисциплинам (по специальным дисциплинам на биофаке почти у всех были только – «отл») у меня средний бал был почти на единицу поболее, чем у Литвиненко. Можно сказать – мелочь.

НО.

Одно дело – идти на лекции и занятия хорошо выспавшись, с румяной физиономией и другое – после бессонной ночи на уборке, чистке картофеля, или дежурства у гудящей радиостанции– я в студенчестве работал.

Во время написания дипломов весной 1971 года на курсе Коля прославился. Он создал несколько штриховых рисуночков тушью косточек морского окуня, которые восхищали всех. Каждый штришок и каждая деталь в рисуночках были проверены пропорциональным циркулем – есть такой у анималистов для соблюдения пропорций. На каждый такой рисуночек Коля затратил по 2 недели, как он мне приятельски (тогда ещё) рассказывал.

Защитил диплом Коля рано (одним из первых, в мае 1971), успешно, диплом с рисуночками был рекомендован к публикации, а Коля стал готовиться к аспирантуре.

Когда Коля вернулся из Ленинграда весной 1976 года после целевой аспирантуры, диплом, входящий в кандидатскую диссертацию, ещё не был опубликован.

Я защищал диплом последним на курсе, дней через 10 после «предпоследнего», с заочниками.
Все уже отмечали, праздновали, а я дорабатывал. Последнюю ночь перед защитой совсем не спал – готовил плакаты и доклад, раскрашивал почвенную карту.

Перед защитой диплома у меня состоялась острая стычка с научным руководителем – проф. А.И.Обориным. Он потребовал, чтобы я убрал из характеристики солевого режима почв заказника «Троицкий» общий вывод, что соли по его территории мигрируют в замкнутом цикле, а именно:

1. В маловодные и «сухие» годы соли с периферии концентрируются, накапливаются в замкнутой лощине «Солёный лог» и в других понижениях по берегам озёр и болот.

2. В годы с количеством осадков зимних осадков выше среднемноголетнего вешние воды стекают по мёрзлой почве в понижения, а потом по песчаным прослойкам загоняются обратно на периферию.

И так бесконечные циклы . . . Стока солей с территории заказника нет совсем, потому что все летние корочки и выцветы солей осенними осадками вмываются в верхний слой почвы солончаков и теряют способность мигрировать.

Динамичность миграции солей обеспечивается тем, что по всей территории заказника на глубине 20-150 см, имеются прослойки песка мощностью от нескольких десятком сантиметров до нескольких метров.

Я отказался убирать свои выводы. Профессор пообещал снизить оценку за диплом. Я ответил – «Ваша воля, а бог рассудит».

Острота «разногласий» профессора А.И.Оборина и дипломника А.Накарякова  в том, что вышеизложенные выводы дипломника означали:

Территория заказника «Троицкий» НЕПРИГОДНА для исследования вопросов общего почвенно-мелиоративного характера.

Перчинка в том, что этот вывод дипломника А.Накарякова ставил крест на докторской диссертации профессора А.Оборина и на будущей докторской диссертации нынешнего «профессора» О.З.Еремченко.

«По делам их узнаете их»

Диплом я защитил всё же на «отл», но, в отличие от Литвиненко работа не была рекомендована к публикации . . .

ЗАТО

Позднее основные положения дипломной работы работы и составленная мной «Почвенная карта Троицкого заказника»  были опубликованы несколько раз, не мной:

1 раз – Л.К.Главатских, 1 раз Орловой и дважды Ерёмченко, включена ею в докторскую диссертацию, теперь она «профессор»!

А какой О.Ерёмченко профессор? – о том будет особый пост . . .

А пока – наши с Литвиненко пути после окончания биофака:

Коля – в Ленинград в целевую аспирантуру, разглядывать и обмеривать косточки морских окуней из фондовых материалов ЗИН АН СССР.

В экспедициях Н.И.Литвиненко не был ни разу в жизни . . . .

Я – на хоздоговор таскать рюкзаки с почвенными и минеральными пробами по действующим и заброшенным приискам Урала – изучать почвообразование на землях отработанных россыпей для целей рекультивации ландшафтов

Дальнейшие события – в следующих постах . . .

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments