aleksei_44 (aleksei_44) wrote,
aleksei_44
aleksei_44

А ведь было же время, не на "челси" и проч прихоти деньги тратили. Полет в забвение

Оригинал взят у 3d_shka в Полет в забвение
(по материалам книги Б.И.Губанова "Триумф и трагедия "Энергии", фото- и видеоматериалы - www.buran.ru, Вадим Лукашевич)

Говорили: "Не лети, оставайся до весны,
Для далекого пути крылья крепкие нужны".
Пусть разбитое крыло серый дождь так больно бьет,
Нужно, чтобы повезло в самый первый мой полет.

(Комиссар - Первый полет)

Полет в забвение



На Байконуре - час Х. Сегодня 15 ноября, а значит - пора!

Еще в 23.00 накануне началась заправка системы компонентами топлива и его термостатирование, а в 5 утра 15 числа была начата подготовка и ввод оперативных данных для пуска.

И хотя первый полет "Бурана" был запланирован в "облегченном" варианте: 206 минут полета, два витка, без ряда бортовых систем, в ЦУПе все существенно напряжены. Неизвестно, как поведет себя первый раз система, да еще на Байконур идет циклон. Дождь, шквалистый ветер до 19 м/с, низкая облачность - условия, при которых американские шаттлы не только не садятся, им даже взлетать запрещено. Вот уж точно - буран в степи!


Напряжение нарастает, когда командиру боевого расчета В.Е.Гудилину под роспись вручают шторм-предупреждение: "Туман при видимости 600-1000 м. Усиление юго-западного ветра 9-12 м/сек, порывы временами до 20 м/сек". Колебались не долго: внесли изменения в направление посадки "Бурана" и решили пускать.

5:47, несколько минут до старта - над Байконуром всходит Солнце, но его не видно, только небольшое оранжевое свечение над горизонтом. Порывы ветра осыпают белоснежную связку "Энергии" и "Бурана" снегом вперемешку со степным песком.

Через три минуты с "Юбилейного" стартует СОТН - самолет оптико-технического наблюдения, который будет сопровождать систему после выхода из облачности. Еще выше и на удалении 5 км от старта барражирует Ан-26, а над ним, на удалении 60 км от старта - самолет метеоразведки. В 200 км от старта в воздухе находится Ту-135БВ - самолет-лаборатория, контролирующая средства системы автоматической посадки. Еще дальше "завис" самолетный измерительный пункт на базе Ил-18. Все в ожидании старта...

В 5:50 оператор нажимает кнопку "Пуск", после чего управление стартом переходит к автоматике. С этого момента человек не в состоянии вмешаться в ход подготовки запуска транспортной системы.

Далее события идут в калейдоскопическом темпе:

5:58:49 - Отключение точного приведения
5:59:09 - Отвод площадки, расстыковка переходника системы прицеливания
5:59:50 - В ЦУП по громкой связи звучит подтверждение запуска двигателей блока Ц
5:59:56 - Тот же голос произносит: "Пуск двигателей А".
6:00:01 - "Контакт подъема!"

Полет в забвение

Полет в забвение

Полет в забвение




Гончар говорил, что старт ракеты прекрасен, и чем мощнее ракета, тем прекраснее ее старт. Даже сейчас, глядя на кадры кинохроники, по спине бегут мурашки. Да, ее старт был прекрасен! Стартовый комплекс утонул в облаках дыма, пара и огня, от рева ракетных двигателей сотрясалась земля, а из середины океана пламени медленно и величественно поднялась громада "Энергия-Буран".

Полет в забвение



К сожалению, низкая облачность не позволила любоваться дальше захватывающим дух зрелищем. Всего через несколько секунд, еще до программного разворота по тангажу ракета ушла в низкую облачность, и только рокот двигателей, похожий на раскаты грома, свидетельствовал о чудовищной силе, которая несла "Буран" к звездам.

Зал в бункере на Байконуре замер. Все считали секунды полета. Вот 30 секунд с момента старта - начало дросселирования двигателей РД-170 для снижения нагрузок при прохождении зоны максимального скоростного напора. Все в норме. 77 секунд - произведено дросселирование двигателей РД-0120, которые перешли в режим нормальной тяги. Норма...

109 секунда - снижается тяга двигателей для ограничения перегрузки, 131 секунда - перевод двигателей первой ступени в режим конечной тяги. 144 секунда - выключение двигателей РД-170, 145 секунда - отделение параблоков.

На 413 секунде полета проведено дросселирование двигателей РД-0120 для снижения продольной перегрузки, а чуть ранее в ЦУП начала поступать картинка с камеры, "смотревшей" в иллюминатор контроля стыковки. Кадры, которые потом обошли весь мир. На них - поверхность Земли "глазами" "Бурана". Но это еще не конец. На 441 секунде двигатели блока Ц переводятся в режим конечной тяги. На 467 секунде звучит голос оператора: "Выключение двигателей второй ступени!". Еще через 15 секунд "Буран" своими двигателями "успокоит" связку и произведет отделение от блока Ц. Вот теперь все!

По заведенной традиции в ЦУПе никаких возгласов и реплик, но ракетчики тихо и молча пожимают друг другу руки: носитель отработал без замечаний!

Через 3 минуты "Буран" выдает первый импульс своими двигателями и уходит на первый виток. Затем в 6:46 космолет выдает второй 40-секундный импульс и занимает целевую орбиту.

Вокруг - черное безмолвие. И в нем бело-черный корабль, медленно плывущий над родной голубой планетой, повернувшись своим черным брюхом - самой термостойкой частью вверх, к Солнцу, обеспечивая себе оптимальный температурный режим.
Полет в забвение


Впереди - самая ответственная часть полета - спуск. Вход в атмосферу на скорости свыше 27 тысяч километров в час. Условия, когда Земля встречает очень сурово. Когда температуры в 1000 с лишним градусов далеко не предел.

На 67 минуте полета красавец-"Буран" начал подготовку к спуску. В оперативную память бортовой вычислительной системы с магнитных лент загружается программа посадки. Компьютер рассчитывает и сообщает в ЦУП параметры тормозного маневра.

На Земле готовятся к встрече. Вновь готов к взлету СОТН.

А в это время на орбите "Буран" разворачивается хвостом к Земле и выдает тормозной импульс, затем разворачивается носом вперед и вверх, обеспечивая правильную ориентацию для спуска с углом атаки в 38,3 градуса.

Необходимо отметить, что угол атаки космолета на участке спуска весьма критичен: чуть выше нос, увеличится аэродинамическое сопротивление, вырастет температура поверхности сверх расчетной - гибель корабля. Чуть ниже нос, и раскаленному потоку плазмы откроются менее защищенные участки фюзеляжа - гибель корабля. Погибшая "Колумбия" продемонстрировала это очень наглядно и очень больно.

Полет в забвение


И вот он. Вход в атмосферу. "Буран" понимает, что ему предстоит. Понимает, что ему нужно, край как нужно избавиться от излишней энергии. Умная птица гасит скорость, производя S-образный маневр. В это время в межкабинном пространстве телекамера фиксирует падение какого-то предмета, а еще через несколько секунд - отрыв плитки теплозащиты на контуре лобовых иллюминаторов. На поверхности космического самолета бушует пламя. Камера бесстрастно фиксирует попадание расплавленных ошметков теплозащиты на лобовые иллюминаторы, их мгновенное выгорание и унос встречным потоком. Связи с кораблем на Земле нет, он окутан облаком раскаленной плазмы, препятствующей прохождению радиосигнала. Датчики фиксируют температуру на носу корабля 907 градусов, на носках крыльев - 924 градуса. Это не максимальные проектные значения, но все же немало.

В ЦУПе все напряженно ждут. "Бурану" не позавидуешь, ему сейчас тяжко. Напряжение, кажется, можно потрогать рукой: телеметрии с корабля нет, мониторы пусты, что с птицей - не понятно...

На часах 9:11 и вдруг... По громкой связи: "Есть прием телеметрии!", "Есть обнаружение корабля посадочными локаторами!" и потом с облегчением: "Все системы корабля в норме!"

Послеполетный анализ спуска на атмосферном участке показал, что по факту значения коэффициента подъемной силы у корабля постоянно превышали расчетные на 3-6% при совпадении расчетного коэффициента сопротивления с фактическим, что означало, что балансировочное качество "Бурана" на 5-7% превышало расчетное. Т.е., корабль в атмосфере летал лучше, чем ожидали его создатели! Инженерный гений Глеба Евгеньевича Лозино-Лозинского еще раз продемонстрировал свое превосходство.

Но главное, как оказалось, было еще впереди. "Буран" снижался внутри расчетной трубки траекторий, войдя в прицельную зону с минимальным отклонением, что само по себе было практически чудом с учетом весьма сложных метеоусловий.

Корабль приближался к ВПП "Юбилейного" по расчетной траектории, и все шло к тому, что он собирается рассеивать остатки энергии на ближнем цилиндре. Так думали все, но не умная птица.

Когда "Буран" вдруг лег на левое крыло и начал энергично отваливать от ВПП, пересекая ее практически перпендикулярно (условно, конечно, поскольку все это происходило все же на порядочной высоте и удалении от собственно ВПП), сказать, что в ЦУПе был шок, это не сказать ничего. У женщины-оператора видеонаблюдения даже вырвался возглас: "Куда, куда? Вернись!"

Всерьез уже обсуждали возможность приведения в действие тротиловых зарядов, расположенных в корабле, и необходимых для предотвращения ущерба наземной инфраструктуре, если что-то пойдет не так. Первая мысль у всех была: "Отказ системы управления! Надо подрывать!" Но Микоян предложит повременить, и, как окажется, будет прав.

Прав был и бортовой компьютер "Бурана", "понявший", что снижайся он и дальше по этой траектории, быть беде - не успеет он рассеять избыток энергии, скорость в конце участка снижения будет выше безопасной для посадки. Миг, и команда на рули подана - птица разворачивается и уходит в бок, повергая в шок своих создателей.

Это потом уже будет разбор полета и вывод о том, что такое решение бортового вычислительного комплекса было в тех сложных метеоусловиях единственно правильным, а тогда все замерли и боялись дышать.

А "Буран" тем временем деловито продолжал разворачиваться для посадки, как ни в чем не бывало погасил скорость на дальнем цилиндре, и начал снижение к ВПП аэродрома.

Полет в забвение

Мгновения, и вот птица вываливается из низкой облачности и идет к ВПП. Перед касанием бетона "Буран" задирает нос, создавая воздушную подушку, гасит вертикальное ускорение. Бортовой вычислительный комплекс, как заправский пилот, сажая самолет против ветра, приземляет сначала левое шасси и подрабатывает нос относительно оси ВПП. Касание правого шасси, касание переднего шасси, выпуск тормозных парашютов, короткий пробег, отстрел парашютов, стоп. Все! "Буран" стоит на ВПП и, пока догорает топливо в камерах сгорания, ждет команду для послеполетного обслуживания. Кажется, он улыбается своей птичье-дельфиньей улыбкой: "Ну, что, показал я вам класс?"

Да, уж не поспоришь! "Русское чудо" - только так именовали во всем мире полет "Энергии" и "Бурана". Полет и триумфальное возвращение.

Кто же тогда знал, что это станет лебединой песней советской космонавтики. После - только забвение. Забвение в пыльном ангаре МИКа на Байконуре, вместе со своим носителем - величайшим произведением ракетного искусства.

Дальше - только гибель. Гибель от рухнувшей крыши монтажно-испытательного корпуса, которая как бы подвела итог эпохе великих космических побед нашей страны. Дальше - только уборка экскаватором и вывоз на свалку обломков "Бурана" и "Энергии" - всего технологического задела по отечественной программе многоразовых космических систем.

Как предвестник конца эры в январе 89-го умирает генеральный конструктор УКРТС "Энергия - Буран" Валентин Петрович Глушко. Тогда в 88-м в новостном телесюжете о полете системы его имя даже не упомянули.

После посадки его пришли навестить коллеги. Валентин Петрович, к тому времени перенесший инсульт, трепанацию черепа, лежал под системой тихий и безучастный.

- Видел посадку по телевизору, - тихо сказал он. - Теперь можно исполнить мою просьбу - ракета-то теперь есть.

Просьбой великого конструктора было развеять его прах после смерти над одним из кратеров на Венере...

Через три года шальное племя выродков похоронит Союз и развеет его прах по всей обширной бывшей советской территории. И кошмарные сны конструкторов станут явью. Придет эпоха, когда мы будем не в состоянии не то что обеспечить отлет межпланетной станции к Марсу (выполнить задачу, которую, к слову, СССР впервые успешно решил 41 год назад, когда Марс-3 совершил посадку на поверхность планеты), но и будем "вешать" спутники на аварийные орбиты и ронять "Прогрессы" (впервые, кстати, с 1978 года) в алтайскую тайгу, продавать чудом уцелевшие после обрушения крыши МИКа кислородно-водородные двигатели китайцам (видимо, чтобы они быстрее развивали свои технологии, получая готовые серийные заводские образцы), рассекречивать и продавать за границу чертежи и техдокументацию по обитаемой лунной базе, созданные в КБ им. В.П.Бармина...

А пока... Пока, наверное, все продолжают верить, что отечественная космонавтика на пороге еще более великих дел: парк космических аппаратов пополнился многоразовой системой, страна получила недоступные до тех пор орбитальные технологии, а ракета-носитель не только сделала реальной возможность пилотируемой экспедиции на Марс, но и приблизила эту перспективу на весьма обозримое будущее.


А вот ещё то, что касается ВСЕХ, - "Что есть-то будем?"
https://www.youtube.com/watch?v=lbuMMX_dJaU
"Ограничивающий фактор" - это значит, что без его оптимизации вкладывать труд и капитал в с/х БЕСПОЛЕЗНО.
Смысл выступления,- "Что дети и внуки кушать будут, если известкование почв не запустим сейчас, пока ещё есть маржа от "трубы"?

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments