aleksei_44 (aleksei_44) wrote,
aleksei_44
aleksei_44

Categories:

Ситуация перед Коллективизацией.

Оригинал взят у aloban75 в Ситуация перед Коллективизацией.
2 Крестьянин
Сев в деревне. 1923.

Октябрьская Революция сильно облегчила жизнь крестьянина, но не решила принципиальных проблем, стоящих перед селом и страной.

Профессор Бирмингемского университета Р. Дэвис писал:

«Новая экономическая политика была выдающейся удачей ... Производство в крестьянском хозяйстве в 1926 году было на том же уровне, что и дореволюционное сельское хозяйство, включая собственность землевладельцев. Производство пшеницы примерно достигло предвоенного уровня, а производство картофеля превышало тот уровень значительно, на 75% ... Количество скота ... в 1928 году увеличилось по сравнению в сравнении с 1914 годом на 7-10% ... Социалистическая революция принесла огромную пользу крестьянским массам.» [1]

У крестьян стало больше земли, кроме того, в реальности прямыми и косвенными налогами и поборами из бедняков и середняков до Революции выжимали намного больше долю урожая. Так, в конце НЭПа (1926-1927гг) деревня дала зерна для всех нужд городов, армии и на экспорт 10 миллионов тонн. В то время как в 1909-1913 годах, примерно, 18,8 миллиона тонн.[2] При этом зерновых было собрано приблизительно столько же (1922-1926 гг.). То есть, русский крестьянин, попросту, стал больше есть, впервые за десятки лет у бедняка и середняка появилась возможность поесть досыта нормальной качественной еды.

Это, плюс широко развёрнутая по всей стране кампания распространения привели к увеличению продолжительности жизни по сравнению с 1913 годом на 11 с лишним лет всего через 5 лет после окончания Гражданской войны! А стартовая позиция была такая, что не позавидуешь. Средняя продолжительность жизни в Гражданскую войну была менее 20 лет, сказывались последствия массовых эпидемий тифа, испанки, огромное количество бездомных, только беспризорных детей насчитывалось 4 миллиона. В разоренной стране не хватает буквально всего, а результат – рост продолжительности жизни. За 5 лет более 11 лет жизни на человека, то есть, примерно, 2,1 года за год. В то время как царская Россия за 13 лет быстрого прогресса капитализма прибавляла всего 2,5 года – менее чем одну пятую года за год. Разница с Советской Россией более чем в 10 раз.

Причём, никаких особых сверхсовременных достижений и близко не применялось. До открытия антибиотиков Флемингом было ещё два года, а до их промышленного производства и массового применения – намного больше.

Крестьяне просто перестали голодать, как при «эффективном строе» и применять лет пятьдесят как известные элементарные меры санитарии. Могло ли это же сделать царское правительство? Теоретически да, но даже и не планировало. Кого интересовали жизни крестьянских детей, когда алчным хлебным экспортёрам надо было набить карманы? Это очень хорошая иллюстрация того, была ли Советская Власть народной или нет.

Но все имеет и обратную сторону. Крестьяне стали больше и лучше есть, но производили фактически столько же. Следовательно, на рынок поступало намного меньше пшеницы. Из этого надо было кормить города, армию, продавать за рубеж для получения валюты. Из-за резко упавшей смертности (продолжительность жизни выросла более чем на треть), стало быстро расти сельское население и есть ещё больше. Круг замыкался.

Перед коллективизацией бедняки и середняки съедали 89% своей продукции и продавали на рынке только 11%, но это было 74% рыночного зерна. Крупные социалистические предприятия, колхозы (коллективные хозяйства) и совхозы (советские хозяйства – государственные аграрные предприятия) давали 1,7% всего рынка пшеницы, но они продавали 47,2% своей продукции. Почти 25% рыночного зерна давали сельские капиталисты - кулаки, которые составляли 5% крестьянства. Перед революцией на рынок около 70% зерна поставляли кулаки и крупные землевладельцы (помещики). [3]

Общий уровень обработки земли после Революции резко упал – землю получили в свои руки, бывшие до этого безземельными и малоземельными, совершенно неграмотные крестьяне, которые до этого работали батраками у помещиков и кулаков. Обыденной была ситуация, когда формально земля числилась за бедняком, но в реальности ей владел его сосед-кулак, а бедняк батрачил на кулака. После ликвидации помещичьего землевладения бедняки и середняки, не имея инвентаря и необходимого количества тяглового скота (почти треть крестьянства в России была безлошадной), просто не могли эффективно обрабатывать свой надел. В результате быстрого роста населения и стихийно возникшего (земля в стране была общенародной собственностью) рынка земли к 1927 г. 7% крестьян (более 2,7 млн. человек) вновь оказались безземельными. [3-5] После введения НЭПа кулаки неофициально скупили или за бесценок арендовали огромные посевные площади, которые мелкий производитель не мог эффективно обрабатывать.

Для сравнения - до Революции безземельными было 33% крестьян, в ряде областей - до 2/3 крестьян, а почти 32 %  крестьян были безлошадными. [6,7]




В целом, перед Коллективизацией 35% составляли категорию беднейших крестьян. У 30% не было простейшего сельскохозяйственного инвентаря даже такого убогого и отсталого, как тогда в России. Их так и называли «безинвентарными». Примерно половина «безинвентарных» была вынуждена батрачить на кулаков - богатых крестьян, регулярно использовавших наёмный труд. Вторая половина либо горбатилась, работая технологиями времён бронзового века, либо сдав землю кулаку, перебивалась отхожими промыслами – примитивными ремёслами, подённым наймом и т.п. При «царе-батюшке» всё было намного хуже - таких бедняков было 65%, почти две трети сельского населения.

Уровень сельскохозяйственных знаний крестьян, получивших землю в результате Революции, как бедняков, так и середняков – бедняков дореволюционных, был крайне низок, несмотря на то, что они всю жизнь прожили в деревне. Большую часть жизни они делали то, что от них требовал помещик или кулак, у которого они выполняли основную тяжёлую, неблагодарную и чрезвычайно трудоёмкую работу.

60 % сельского населения, как сейчас пишут «имели допотопные орудия труда». [4,5] То есть, попросту говоря, пахало деревянной сохой, использовавшейся ещё во времена Древнего Египта. Количество безлошадных крестьян к концу 20-х гг. почти достигло дореволюционного уровня, имея тенденцию к ухудшению [6,7] - 31 %.

Регулярного голода и жестокого недоедания уже не было, но стоило ситуации резко измениться, например, по причине крупного неурожая, как эти группы населения сразу оказались бы перед лицом голода.

Неурожай, падеж скота, пожар, болезнь и смерть основного работника сразу же ставили мелкое крестьянское хозяйство на край гибели и в лучшем случае обычно приводили к кулацкой кабале – вечному долгу перед кулаком, из которого попавший в беду крестьянин уже редко мог выбраться. Базируясь на примитивной технике и ручном труде, имея земли в обрез и не имея возможности применять дорогие сельхозмашины и достижения современной агротехники, мелкое единоличное крестьянское хозяйство с трудом кормило само себя при огромных рисках.

Частичное выдавливание бедняка с земли и её перераспределение в пользу кулака уже произошло и вызвало серьёзное социальное напряжение в стране. Каждый год свою землю теряли четверть миллиона крестьян, которые становились батраками у кулаков, уходили в города, где, не обладая достаточной квалификаций, часто социально деградировали и пополняли ряды нищих и преступников. В городах, где безработица и так была высокой, она росла с прибытием разоренных крестьян. Таким образом, из села выдавливались, как и в царские времена, как правило, морально раздавленные и отчаявшиеся крестьяне.

Для построения нового общества на заводах и стройках был нужен не сломленный человек-винтик, готовый делать всё, что угодно, лишь бы его семья не умерла с голоду, а совершенно другой «человеческий материал» - молодые, полные сил, активные люди, с бьющей ключом энергией и жаждой преобразования мира. И Советский Союз их получил именно в результате Коллективизации и Культурной Революции.

Кулаков перед Коллективизацией было примерно 5% сельского населения, перед Революцией они составляли 15% крестьян. [6,8]

Уменьшение процента сельской буржуазии произошло по нескольким причинам – они оказали яростное сопротивление Советской Власти и были частично истреблены в ходе Гражданской войны, частично они бежали из страны, у значительной части средства производства и земля были конфискованы как у врагов новой власти или саботажников. Кроме того, в Гражданскую часть населения бежало из городов в деревню, где было проще выжить. Естественно, бежавшие горожане стали бедняками и середняками, несколько увеличив их долю. Но самой важной причиной был  естественный прирост бедняков и середняков при Советской Власти - из-за лучшего питания и общего улучшения условий жизни: происходило быстрое разделение крупных семей из-за возможности занять изъятую у помещиков и церковников землю. Количество крестьянских семей увеличилось очень быстро и весьма значительно- с 19,5 миллиона в 1917 до 25 миллионов  в 1927 году. Численность средней семьи уменьшилась с 6,1 до 5,3 человек. [2] Там, где до Октябрьской Революции крестьянская семья не могла позволить себе женить сына, потому что для новой семьи не было земли, теперь могла это сделать. Естественно, разделившаяся семья середняков, богаче не становилась – сын получал часть инвентаря, а старая семья теряла работника, несмотря на общинные традиции. В отделившихся семьях быстро появлялись дети, в результате население быстро росло, а количество пригодной для обработки  земли на человека – столь же быстро падало. Советская Власть, как и царская в своё время, опять встала перед лицом аграрного перенаселения и «чёрного тупика».

Кулак стал составлять абсолютное меньшинство в деревне, но его влияние было огромным. Обыденным делом был захват кулаками контроля надо общественными фондами, кооперативами и даже сельскими Советами. «В 1927 году 38% крестьян были объединены в потребительские кооперативы, но часто ими руководили кулаки. Эти кооперативы получили 50% хозяйственных субсидий, остальные были инвестированы в частные владения, в основном кулацкие»[9].

Кулаки были практически повально антисоветски настроены. Их интересы и интересы подавляющего большинства крестьянства, интересы которого выражала Советская Власть, были принципиально несовместимы. Например, была ли Советская Власть заинтересована в ликвидации многовековой бедности и нищеты в русском селе? Безусловно, и делала для этого очень много. А был ли в этом заинтересован кулак? Ни в коем случае, он был заинтересован прямо в обратном – росте бедности и нищеты в селе, чтобы за бесценок получить землю разорившихся соседей и рабочие руки, готовые на любые условия, только чтобы не умереть с голоду.

Была ли Советская Власть крайне заинтересована в ликвидации просто африканской безграмотности в стране? Безусловно, как по причинам идеологическим (всестороннее развитие человека – одна из главных целей большевиков), так и чисто практическим – без этого нельзя было совершить Индустриализацию. Был ли в этом заинтересован кулак? Ни в коем случае. Грамотным людям проще объединиться и отстаивать свои права. Они без проблем могут писать жалобы в органы Советской Власти, в состоянии получать информацию о происходящих в стране переменах, будут обучаться современным сельхоз технологиям из газет и журналов в избе-читальне и так далее. Будут из таких грамотеев хорошие батраки? Нет, конечно. Хорошие с точки зрения кулака – забитые и безропотно согласные на любые условия. Поэтому у кулаков такую ярость вызывали открываемые по всей стране в сёлах Дома Культуры, школы. Поэтому кулаки убивали школьных учителей и работников клубов и домов культуры едва ли не чаще, чем коммунистов и комсомольцев.




Целью большевиков было искоренение извечной русской бедности на селе. Бедность в России тогда значила, по сути, медленную смерть от недоедания, а регулярный жестокий голод, фактическое отсутствие медицины, образования, полная недоступность культуры. Всеобщее искоренение бедности для кулака означало совсем другое – то, что он вообще останется без батраков. По сути, воплощение программы Советской Власти в тех условиях означало ликвидацию основ кулацкого хозяйства, а воплощение чаяний кулака означало ликвидацию принципов Советской Власти и идей большевиков. Даже ярые антисоветчики признают [10], что Советская Власть всячески заботилась о бедняках, не удивительно, что бедняки были почти тотально просоветски настроены (там же) и считали Советскую Власть «своей».

Примирение с кулаком было невозможным как по идейным, так и по чисто экономическим причинам. Это прекрасно понимало и подавляющее большинство коммунистов, особенно те, кто видел их в реальности, а не рисовал себе в голове абстрактные картины в московских кабинетах.




Далее полностью читать здесь http://www.rusproject.org/history/history_8/situacija_pered_kollectivizaciej




Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments