aleksei_44 (aleksei_44) wrote,
aleksei_44
aleksei_44

Это этно: текст про этнопреступность

Оригинал взят у sergey_rf_965 в Это этно: текст про этнопреступность
07 июля 2016

Азербайджанец, убивший русского парня Дениса Железнова в уральском посёлке Махнево, вышел на свободу под подписку о невыезде «в связи с небольшой тяжестью преступления». Полиция считает, что это была самооборона, и дело тоже возбуждено не по 105-й статье (убийство), а по 108-й (превышение необходимой самообороны). Как выглядит превышение самообороны по-азербайджански: перерезать горло, подпереть дверь поленом и поджечь дом (не шутка). Подозреваемый — некий Шамхал Гаджиев. Он приходится родственником самому богатому человеку в Махнево, Сахавату Алышову, бизнесмену и единороссу.
Про Махнево: во-первых, Махнево называют «маленьким Азербайджаном». Тут под сотню азербайджанских семей. Многие перебрались сюда навсегда, с гражданством, с детьми и внуками, которые родились уже в России. Во-вторых, в Махнево всё принадлежит азербайджанцам. Вообще всё. Лесозаготовки, магазины, кафе «Белые ночи», милиция, городская администрация.     Махнево — мультикультурное село в лучшем европейском духе. Тут есть комиссия по многонациональности и противодействию экстремизму. Местный детский конкурс красоты называется «Мисс и Мистер Толерантность». Да, серьёзно.
Мисс и Мистер Толерантность по-азербайджански: давить людей на лесовозах ради прикола, насиловать русских девок, уезжать домой в Азербайджан, находясь под подпиской о невыезде, и гаситься там навсегда (тоже не шутка).

Рассказывают местные жители:

«Они чувствуют себя вольготно, как хозяева — гоняют по поселку под 140! Строят дома когда хотят и где хотят, лес весь вырубили».

«Я в школе работала, там их дети русским говорят: нам папка сказал — вам всем секир башка будет!»

«У нас два года назад ребенок Расула Джабарова на лесовозе задавил парня. Есть у них такая забава за рулем — пугнуть людей. Даже 100 рублей штрафа не дали».

«Осенью приезжали родственники того, который в бегах, и просили, чтобы мы его простили. А мне каково — с моим ребенком такое сделали? Дочь сейчас не вспоминает, и мы не напоминаем, но я, как мать, чувствую, что у нее с психикой не все в порядке».

Последняя реплика, про «простили» — матери девушки, которую в 2011 году изнасиловали двое взрослых азербайджанцев. Девушке в этот момент было 17. Она племянница местного мирового судьи. Судьи!

У русских в Махнево нет а) денег (они у диаспоры) б) власти и оружия (и то, и другое монопольно у местных силовиков, которые продаются за деньги, которые есть у диаспоры). А вы спрашиваете, как и зачем русские в Махнево терпят мультикультурализм.

К другим новостям: продолжается независимая экспертиза по делу срочника Дмитрия Монастыренко, погибшего под Оренбургом. Командование и военная прокуратура утверждают, что Монастыренко покончил с собой. Родители Монастыренко утверждают, что когда люди вешаются, у них обычно бывают странгуляционные борозды на шее, а не гематомы на лице и вмятина от удара на черепе. Незадолго перед смертью Дмитрий говорил родителям, что его «по-чёрному достаёт» молодой лейтенант «неславянской национальности». Ну а потом не вернулся из наряда.

Военная прокуратура дело ведёт, но расследовать не хочет, поэтому семье убитого солдата приходится заниматься расследованием самостоятельно. Сами оплатили экспертизу. Сами нашли девушку, от несчастной любви к которой якобы повесился Дмитрий (она обещала ждать его из армии), сами опросили сослуживцев («Они все отзываются о нём [кавказском офицере] как о звере, поэтому мы его фамилию пока не сообщаем»). Минобороны семье даже билет от Москвы до Челябинска отказалось купить, собирали в интернете, какое расследование.

Нельзя сказать, чтобы армия совсем ничего не делала. Во-первых, страницу Дмитрия ВКонтакте кто-то взломал и начал писать оттуда про несчастную любовь. А во-вторых, его отчиму звонили и угрожали какие-то офицеры.

Страшнее всего тут реплика отчима Монастыренко, до этого случая абсолютного патриота:

«Я воспитывал его с 12 лет. Воспитывал так, что в армию на службу он очень стремился, начисто отвергая все попытки родственников откосить или выбрать место потеплее. А к армии я Диму готовил. Еще учил, как себя вести в случае проявления дедовщины. Я даже настоял на том, чтобы его взяли… Теперь я себя за это ненавижу».

Тут даже не в этом дело. Тут дело в том, что реакция на убийство в соцсетях абсолютно однозначная. После упоминания национальности вероятного убийцы любой спор моментально замолкает:

— Парня в армии опять убили, дедовщина.

— Не всё так однозначно, либерал, пятая коло…

— Кавказец убил.

— А, это другое дело.

Мы люди мирные, мы ни к чему не призываем. Нам всё давно понятно — настолько, что скоро от намёков и обиняков надо будет переходить к прямому телепатическому общению:

— Там опять…

— Кого?

— Как обычно…

— А кто?

— Да эти.

Нас бояться не надо. Мы уже никому не верим и ничего не ждём. Бояться надо людей, которым НЕПОНЯТНО. У которых всё происходящее вызывает искреннее изумление. У которых есть вопросы. Вот как у отца убитого Дмитрия Монастыренко.


Национализм — штука простая и страшная.

Он на самом деле не про наше славное прошлое и даже не про наше великое будущее. Он про вот такое: нашего парня убил азербайджанец, азербайджанца отпустили под подписку. Это как вообще?

Рано или поздно русские, глядя на повсеместного и безальтернативного кавказца в погонах, одной рукой отмазывающего своих соплеменников и просто хороших людей от убийств и изнасилований, другой рукой сажающего школьников за картинки со свастикой, а третьей щедро гребущего себе из бюджета, сформулируют к нему ВОПРОСЫ.

Вопросов будет три:
1. Почему ты кавказец?

2. Почему ты в погонах?

3. Что ты делаешь у меня дома? И не потерял ли ты берега?

Вот это и есть национализм. В его насущной форме. Всё остальное — это атрибутика.

Примечание первое: да, мы прекрасно осознаём, что кавказцев за взятку отмазывают не обязательно другие кавказцы, а героином барыжат не обязательно цыгане. И ситуация вида «диаспора дагестанская, а менты ей прислуживают российские» в провинции встречается ничуть не реже, чем «диаспора дагестанская, менты ингушские, следственный комитет марийский, и только русские русские смотрят на всю эту радость слегка обалдев, но поделать ничего не могут».

Но мы же как бы цивилизованные люди, мы против нацизма, за гражданскую нацию и примат культуры над этничностью. Ладно. В рамках концепции политической нации предлагаем ввести категорию политического дагестанца. Русский, но отмазал кавказца от убийства за взятку? Берешь на посту деньги у диаспор? Покрываешь этническую мафию? Молодец. Добро пожаловать в политические дагестанцы. Да, родной, кожа у тебя по-прежнему белая, а волосы русые, но ты больше не Иван, ты почётный Магомед. Мама родила тебя Иваном, но ты всё пропустил. Давай, до свидания.Конец первого примечания.

Это готовый социальный взрыв. У властей есть многонациональный суверенный антифашизм, у интеллигенции конец истории или ещё какой-нибудь бенедикт андерсен, а у простых людей (хотя какие мы тебе простые) всё ясно и просто. Русские не любят горнороссиян. Горнороссияне их очень сильно утомили. И если государство ничего не сделает с этим в самое ближайшее время (а оно не сделает), то люди сами займутся, и это будет, без шуток, чудовищно. Это будет реально грязно, кроваво и отвратительно, потому что стихийное этническое насилие может быть только таким.

Серьёзно, мы не восемь восьмиклассников, и нам совершенно не хочется наблюдать за окном такое дерьмо, и уж тем более принимать в нём участие. Огромный, белый, цивилизованный европейский народ упорно вынуждают сыграть на понижение и опуститься до африканского уровня, и однажды вынудят.
Ну вот буквально: сидит русский, хочет заниматься своим естественным делом — строить роботов и делать блокчейн. А вокруг ходит кавказец и достаёт его: «Иван, давай устроим отвратительную поножовщину? Иван, устроим отвратительную, мерзкую поножовщину?» Ну давай. Меня сто миллионов, а тебя сколько? Четыре, если женщин и детей посчитать?

Может показаться, что мы не любим кавказцев. Это заблуждение. Мы искренне хотим кавказцам добра. Конкретно — установления русской национальной власти. Потому что только внятная этническая и миграционная политика может спасти кавказцев от того, что добрый русский народ сделает с ними стихийно и в порядке низовой самоорганизации, если его довести.

Хороший сценарий (еще раз подчеркиваю — не для нас хороший, не в кавычках, а для наших горных сограждан, на самом деле) — это русское правительство в Петербурге, закрытые границы, и кавказцы, которые вопят из-за стены про новый фашизм. А потом спокойно идут домой к семье. Так и не узнав и не поняв, НАСКОЛЬКО им повезло.

Спутник и Погром

http://rusimperia.tv/catalog/5597.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments