aleksei_44 (aleksei_44) wrote,
aleksei_44
aleksei_44

Categories:

Коррупция, непрофессионализм и равнодушие — вся правда о реставрации в России / начало

Оригинал взят у mamlas в Коррупция, непрофессионализм и равнодушие — вся правда о реставрации в России / начало
Ещё о коррупции в министерствах здесь и здесь

Реставрационная ситуация
Как многомиллионные вложения могут навредить памятникам культуры / Что нужно знать о реставрационном бизнесе в России

Дело о крупных хищениях в Министерстве культуры привлекло всеобщее внимание к сфере восстановления исторического наследия — она оказалась крайне прибыльной и столь же непрозрачной. ©

По теме: «Дело реставраторов» как повод для атаки на власть


Реставрационная компания "Эшелъ" получила контракт на сумму 8,2 млн руб., предусматривающий реставрацию Богоявленского собора Авраамиевого монастыря (на фото). Во время работ часть соборных стен и сводов рухнула, за что компания была оштрафована на 200 тыс. руб. / Фото: Сергей Беляков

Корреспондент «Ъ» Григорий Туманов и «Власть» разбирались, как устроен рынок реставрации архитектурных объектов и почему многомиллионные вложения зачастую только вредят памятникам культуры.

Что нужно знать о реставрационном бизнесе в России

"Это менеджеры, строители, но не люди, разбирающиеся, скажем, в том, какое дерево требуется для памятника XV века"

В одной из гостиниц Ростова-на-Дону 15 марта было шумно. Сотрудники спецподразделений ворвались в номер к замминистра культуры Григорию Пирумову в тот момент, когда он собирался на банкет к другу, столичному предпринимателю Михаилу Маликову. Операцию "Лжецы", как назвали в ФСБ расследование крупных хищений средств, выделенных на реставрацию объектов культуры, проводили будто бы нарочито громко. В центре скандала оказалась фирма "Балтстрой", в последние годы получавшая наиболее значимые и крупные заказы от Министерства культуры благодаря своим связям с силовиками и собственно заместителем министра. Пока Пирумова выводили из номера, другая следственная группа, уже в Москве, начала обыски в дирекции по строительству, реконструкции и реставрации Минкульта на Кузнецком Мосту. Впрочем, в самом ведомстве подчеркивают, что масштабная антикоррупционная операция, проведенная в министерстве, пока не привела к отставке Пирумова и его подчиненных, хотя замминистра и находится в СИЗО. Все фигуранты уголовного дела продолжают числиться на своих должностях.

Проблемы в реставрационной отрасли годами были одни и те же: непрозрачная система ценообразования, формальный подход тендерного законодательства к такой тонкой материи, как сохранение памятников, многомиллионные контракты, отдаваемые на субподряд непрофессионалам, коррупция, откаты и отсутствие компетентных кадров как в госструктурах, так и среди исполнителей. Но главное — понятие "реставрация" часто искажается и сотрудниками культурных учреждений, и теми, кого они нанимают.

По экспертным оценкам, все это приводит к тому, что в год Россия теряет от 100 до 400 памятников культурного наследия. В Минкульте говорят о похожем разбросе цифр, но признают, что сосчитать утраченные памятники невозможно.

Спустя несколько недель после задержания Пирумова просторный зал ресторана "Кино" на Олимпийском проспекте гудел. Общий сбор организовали независимые представители реставрационной отрасли и члены "Архнадзора". Все обсуждали, как чересчур тесное сотрудничество Минкульта с петербургской компанией "Балтстрой", получавшей при Пирумове наиболее выгодные контракты, обернулось громким коррупционным скандалом. "Знаете, как мы их называли? ОПГ!", "Обнаглели, вот и решили с этим заканчивать", "Говорят, Мединский даже вмешиваться не стал, дав органам самим разбираться" — слышался заговорщический шепот из разных углов ресторанного зала.

Итогом той шумной встречи стало создание рабочей группы при Минкульте по реформированию реставрационной отрасли. Как сообщили "Власти" в ведомстве, этой группе предстоит разработка предложения по реформированию подхода к сохранению объектов культурного наследия. Возглавил группу руководитель Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры (АУИПИК) Олег Рыжков, курирует ее лично министр Владимир Мединский.

Первый вопрос, о котором заговорили в рабочей группе,— отсутствие компетентных кадров как со стороны государственного заказчика, так и среди исполнителей. Как подтверждает Александр Попов, главный в стране специалист по памятникам деревянного зодчества, архитектор-реставратор и советник Российской академии архитектуры и строительных наук, это действительно проблема. "В департаментах сидит кто угодно, но не люди, имеющие отношение к реставрации. Это менеджеры, строители, но не люди, разбирающиеся, скажем, в том, какое дерево требуется для памятника XV века",— объясняет он. В Европе, добавляет глава АУИПИК Рыжков, кураторы памятников, контролирующие реставрацию, прежде чем получить назначение, должны пройти специализированные курсы продолжительностью в несколько лет, чтобы помимо менеджерских навыков иметь представление об исторической архитектуре, ее стиле, особенностях и т. д. "Это как Высшая школа милиции: вас не возьмут на какие-то должности в МВД, если вы ее не закончите",— говорит он. Кроме того, считает Рыжков, чиновников от культуры необходимо учить составлять сметы: они не понимают тонкостей реставрации, которая предполагает медленный и вдумчивый подход, и скорость ей, в отличие от строительной сферы, только вредит. "Вот пример: дерево для памятников деревянного зодчества можно заготовить только зимой — это аксиома. В этом особенность. Но я вижу массу конкурсов на реставрацию, которые объявляют летом. И срок при этом до осени. Это убийство памятника, а чиновники об этом просто ничего не знают",— говорит реставратор Попов.


___
Антикоррупционная операция, проведенная в Министерстве культуры, пока не привела к отставке Григория Пирумова (на фото), хотя замминистра и находится в СИЗО / Фото: Геннадий Гуляев

По его словам, реставрационную отрасль от Минкульта всегда курировали в основном люди, далекие от искусства, но близкие к девелопменту, менеджменту и прочей коммерции. Оттуда и коммерческий же подход к реставрации, которой он, по словам самих реставраторов, противопоказан.

Даже арестованный замминистра Григорий Пирумов — скорее специалист по недвижимости, чем по древним памятникам. Источники в его окружении говорят, что с нынешним министром культуры, который сам раньше занимался предпринимательством, он познакомился еще за рамками госслужбы. "Нас всегда удивляло, что реставрацией стали заниматься такие кадры, как Пирумов и его подчиненные из подведомственного департамента",— говорит источник "Власти", близкий к Минкульту.

Григорий Пирумов — выпускник МФТИ, в 1992 году стал президентом товарно-фондовой биржи "Связь", а спустя пять лет перешел на руководящие должности в ЗАО "Русский дом недвижимости", занимавшееся риэлторской деятельностью. В 2000 году Пирумов покидал компанию на пять лет, чтобы возглавить управление реализации жилищной программы департамента внебюджетной политики и строительства правительства Москвы. "Занимался, по сути, аукционами по недвижимости, его в столице в этом амплуа хорошо знали",— говорит "Власти" один из московских юристов, занятый в сфере недвижимости. В 2005 году Пирумов вернулся в "Русский дом недвижимости", а в 2012 году вновь вернулся на госслужбу — в департамент управления имуществом и инвестиционной политики Минкульта. Там он быстро сделал карьеру, спустя год став заместителем министра, курирующим вопросы реставрации и министерских строек.

Те, кто пришел вслед за Пирумовым, имели похожую карьеру. Возглавил департамент Минкульта после перехода Пирумова на новую должность Борис Мазо, согласно базе данных "Картотека", также выходец из сферы коммерческой недвижимости. Раньше на него, например, была зарегистрирована строительная фирма "Космоком". До того как перейти в Минкульт, Мазо руководил "Мосжилрегистрацией" — учрежденным столичным правительством агентством по сделкам с недвижимостью. "Помню Мазо, он в бытность московским чиновником бегал по мэрии и пытался внедрять систему электронной регистрации недвижимости города, довольно активный",— вспоминает о нем высокопоставленный столичный чиновник.

Его замом стал Вадим Мурадян, тоже пришедший из строительного бизнеса. Единственный из сотрудников департамента, имевший отношение к реставрации напрямую,— Артем Новиков. Еще при замминистра Черепенникове он возглавлял Российскую ассоциацию реставраторов (Росрегионреставрация). Кроме того, его отец, Михаил Новиков, занимает должность заместителя директора российского Эрмитажа по строительству. При этом в Минкульте "Власти" заявили, что пока никаких кадровых перестановок в ведомстве не было: и Пирумов, и остальные фигуранты дела о хищениях продолжают официально занимать свои должности, и от их лица даже продолжают заключаться контракты.

Предшественник Пирумова на посту замминистра, отвечающего за реставрацию, Константин Черепенников, тоже в первую очередь финансист. Карьеру в структурах Минкульта он начал в 2003 году, когда стал первым замом директора Центрального музея Великой Отечественной войны. Потом уходил в бизнес, оттуда — в органы муниципальной власти. В 2008 году он возглавил департамент экономики и финансов Минкульта. Уже год спустя занял кресло руководителя департамента строительства, капитального ремонта, инвестиционной политики и реставрации Министерства культуры России — того самого, где спустя семь лет в рамках операции "Лжецы" будут произведены массовые задержания. О Черепенникове заставший его бывший сотрудник Минкульта отзывается так: "Тоже не святой, как и Пирумов, но ему всегда было важно, чтобы при существующей системе реставрации и всей коррупции, что там есть, все было чисто. Чтобы после выполнения контракта не сыпалась черепица, чтобы ничего нигде не отваливалось. Неважно, сколько при этом было украдено".


___
Компания "Альфарекон" получила подряд на реставрацию ротонды Гостиного двора в Ярославле (на фото) на сумму более 22 млн руб. Более половины от этой суммы компания похитила, распределив по счетам фирм-однодневок / Фото: Олег Тыщенко

"Лицензия у нас, по сути, покупная, в год их выдают по несколько тысяч"

Но Черепенников всего спустя год после назначения стал фигурантом практически такого же скандала, как и Григорий Пирумов: махинации с госзаказом, обыски в министерстве, вызовы на допросы. Но совсем другие суммы и последствия.

В 2010 году региональная дирекция по реконструкции и реставрации заключила контракт на реставрацию ротонды Гостиного двора в Ярославле. Подряд на сумму более 22 млн руб. получила компания "Альфарекон". В 2011 году работы были завершены, а спустя еще год в Минкульт пришли следователи.

Как сообщалось, "Альфарекон" на самом деле завышала сметы, выполнив работы на 10,5 млн руб., а остальную сумму похитила, распылив по счетам фирм-однодневок. Черепенников, комментируя скандал, тогда высказывался так: "В этой связи хотелось бы обратить внимание, что Минкультуры является последней инстанцией, принимающей объект. Акт сдачи-приемки подписывают автор проекта, территориальные органы охраны памятников. В данном случае — департамент культуры Ярославской области". В СМИ сообщалось, что представители ярославского министерства культуры на допросах сообщали, что, наоборот, все финансовые документы предоставлялись федералам, а они лишь оценивали качество работ. Однако экс-замминистра культуры Павел Пожигайло в том же ресторане "Кино", где собрались отметить массовые посадки архитекторы и реставраторы, напоминал: федеральный Минкульт давно и практически полностью лишился влияния на региональные управления, за назначения в которых и вообще организацию работы отвечают региональные власти. Кроме того, в 2011 году указом президента Дмитрия Медведева была упразднена как неэффективная и Росохранкультура, которая, несмотря на критику градозащитников, все же могла надзирать за ситуацией в реставрационной отрасли.

После громких обысков в Минкульте скандал как-то затих. Ничего не сообщалось ни о возбуждении уголовного дела, ни о задержаниях. Однако утром 13 сентября 2012 года на стол министру культуры Владимиру Мединскому легло письмо из Белого дома. Это был указ премьер-министра Дмитрия Медведева об увольнении его зама Черепенникова. Узнав об этом документе, говорит бывший сотрудник Минкульта, Черепенников молча ушел в свой кабинет, тихо собрал вещи и, не прощаясь, ушел. "Больше его не видели, его телефоны молчат, куда он делся — неизвестно",— говорит собеседник. В конце того же месяца стало известно, что по делу о хищениях в Ярославле следствие намерено допросить не только владельцев "Альфарекона", но и бывшего замминистра. Но, по данным "Власти", никаких выводов из встречи бывшего федерального чиновника со следователями не сделали, и уголовное дело так и не было возбуждено.

"Эта проблема в реставрации существовала вообще всегда. Нет института репутации у компаний, неважно, на каких объектах и как они работали",— рассуждает специалист по деревянному зодчеству Александр Попов. Этот тезис применим и к ситуации с "Альфареконом". Ее владельца Евгения Загоскина в рамках скандала даже вызывали на допрос, но никаких последствий у него не было.

После скандала в Ярославле Загоскин вынужден был закрыть "Альфарекон" (и часть полученных заказов перешла небезызвестному НПО "Космос") и переключиться на свою вторую реставрационную фирму — "Эшелъ". Она была зарегистрирована в 2005 году, а госконтракты стала получать в том же 2012 году, когда и случился ярославский скандал.

И история практически повторилась. Летом того же года компания получила контракт на сумму 8,2 млн руб., предусматривающий реставрацию Богоявленского собора Авраамиевого монастыря в Ростовской области. Во время работ состояние объекта только ухудшилось. Часть соборных стен и сводов рухнула. В итоге все закончилось тем, что компания получила административный штраф в 200 тыс. руб., хотя ущерб собору был нанесен на несколько миллионов рублей. Шлейф негативных новостей, тянущийся за компаниями Евгения Загоскина, не мешает им и дальше работать на господряде. Например, только в 2015 году компания получила контрактов на реставрацию более чем на 400 млн руб., а годом ранее — почти на 2 млрд руб.

Константин Михайлов из "Архнадзора", который стал экспертом при рабочей группе по реформе реставрационной отрасли, говорит, что избежать ситуаций, при которых контракты выигрывают компании c негативными историями, поможет следующая норма. В рабочей группе обсуждается введение контроля за подрядчиками, участвующими в конкурсах, со стороны своего рода общественных комиссий, состоящих из градозащитников и профессиональных реставраторов.

Но без реформы системы лицензирования, говорит реставратор Попов, заниматься этим бессмысленно.

Сейчас получить лицензию на реставрационную деятельность довольно легко. Если вбить в поисковике запрос "лицензия на реставрационную деятельность", то результатов будут тысячи. По закону выдача лицензий на реставрацию объектов культурного наследия осуществляется Минкультом. В своем нынешнем виде, говорит заслуженный реставратор Москвы Григорий Мудров, эта процедура носит скорее уведомительный характер. Главное, что должно быть у строительной компании, пожелавшей участвовать в реставрации, это специалист, указанный в нормативных актах министерства: главный инженер-реставратор, архитектор-реставратор, инженер-технолог-реставратор или же производитель реставрационных работ. Стаж каждого из них должен составлять не менее пяти лет. Многочисленные фирмы-посредники предлагают собрать весь перечень документов и "устроить" в фирму нужных специалистов по цене от 60 тыс. до 300 тыс. руб. и выше. "Лицензия у нас, по сути, покупная, в год их выдают по несколько тысяч, а оттуда и вырастают фирмы-однодневки или вообще некомпетентные компании, которые купили себе лицензию и стали воротить бог знает что",— объясняет реставратор Александр Попов. При этом, говорит он, и полноценного надзора за лицензированием со стороны Минкульта не ведется.

Например, Малый театр в 2006 году начала реставрировать компания "ГК-Техстрой-2", вовсе не имеющая лицензии. Отсутствие разрешений только в 2010 году выявила Счетная палата, но до этого компания спокойно получила контракт на 6 млрд руб. При этом со структурами Минкульта она работала не часто, но продуктивно. Например, существует приказ N543 от 11 ноября 2005 года за подписью еще министра культуры и массовых коммуникаций Александра Соколова. В нем чиновник благодарит учредителя компании Владимира Кукушкина за вклад в реконструкцию Центральной музыкальной школы при Московской государственной консерватории им. П. И. Чайковского. Но именно Малый театр принес проблемы. В августе 2010 года Геннадий Аничкин, возглавлявший тогда Малый театр, неожиданно обратился в Арбитражный суд, утверждая, что подрядчик не выполнил необходимых работ больше чем на 1 млрд руб. Однако производство по иску, как следует из базы данных арбитражных дел, в итоге было прекращено, а Аничкина сняли с должности уже в декабре того же года. "ГК-Техстрой-2" в итоге обанкротилась, а Владимир Кукушкин сейчас занимается совершенно не связанным со строительством бизнесом в Ярославле.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments