March 26th, 2015

Ударная триада: чем наш ядерный щит отличается от американского

Оригинал взят у d_b в Ударная триада: чем наш ядерный щит отличается от американского
Военный эксперт Михаил Тимошенко подробно описывает, какими ядерными вооружениями располагает армия России на земле, в воздухе и на море, и что есть у наших оппонентов.

Что-то в последнее время часто стало звучать словосочетание «ядерная триада». Буквально из каждого утюга. Термин-то, вообще говоря, из области политологии, что позволяет каждому трактовать его как удобно. Люди гражданские понимают под ним вообще все стратегические вооружения: дальнюю авиацию, межконтинентальные ракеты и атомные подлодки — главное, чтоб летало далеко и взрывалось посильнее. В силу сугубой секретности это порождает мифы и легенды. Вглядимся пристальнее.

На суше

В России это в первую очередь Ракетные войска стратегического назначения (РВСН). В их составе по состоянию на начало 2015 года находилось 305 ракетных комплексов, способных нести 1166 ядерных боевых зарядов. Основа группировки — 106 стационарных тяжелых межконтинентальных баллистических ракет (МБР) «Воевода» и «Сотка» в высокозащищенных шахтах. Боевую живучесть и устойчивость обеспечивают 135 мобильных комплексов «Тополь» и «Ярс». Треть всех ракет — новейших типов. Дальность — 11-16 тыс. км. Все МБР наземного базирования развернуты в позиционных районах одиннадцати ракетных дивизий трех ракетных армий. Географически соединения ракетных войск расположены таким образом, что никакой глобальный удар не может разом вывести из строя группировку РВСН.

Ударная триада: чем наш ядерный щит отличается от американского
Такие ракеты, пожалуй, вершина того, что придумано человеком в области оружия. Говорят, что совершенная техника, помимо эстетического чувства, вызывает множество других положительных эмоций. Чувство при этом вызывается ее рациональностью. А что может быть рациональнее оружия?

Ведь ракета — воплощенный рационализм, ожившая функция. Уничтожает самое себя во имя достижения цели: ступени отходят по мере сгорания топлива, чтобы донести к назначенному месту заряд. Странно, но сама ракета никаких эстетических чувств не порождает. Те, кто видел вблизи пуск «Воеводы», меня поймут.

Метровой толщины крышка шахты с пугающей легкостью и неотвратимостью отходит в сторону, и в клубах дыма из-под земли лениво выпрыгивает (пуск-то минометный) тридцатиметровое слепое зеленое туловище весом двести тонн. Замирает на секунду, и тут срабатывает маршевый двигатель, ударяя белым огнем в породившую его шахту, сжигая там все. Рева этого уже не слышишь — человеческие уши не рассчитаны на такую мощь, а ощущаешь дрожащим нутром, кишками. Волоча за собой клубящийся шлейф азотных окислов, ЭТО почти сразу, заваливаясь набок, ложится на боевую траекторию и исчезает за горизонтом. Все.

Можешь сесть на землю, подогнув слабеющие ноги, и неспешно покурить. К тому времени, как догорит сигарета, на другом конце траектории в фиолетово-багровом пламени исчезнет город, а может, небольшая страна.

На море

В боевом составе Военно-морского флота ВС России 11 стратегических атомных ракетоносных подлодок четырех типов: «Кальмар», «Дельфин», «Акула» и «Борей». Только восемь из них имеют на борту баллистические ракеты (БРПЛ). Всего такие ракеты, размещенные в 128 пусковых установках (по 16 на каждой лодке), могут нести 512 ядерных боевых блоков. Дальность ракет — 8 - 9,3 тыс. км. Все «Кальмары» и головной корабль новейшей серии «Борей» находятся в составе Северного флота, а два «Дельфина» базируются на Тихом океане, где к ним скоро добавятся два «Борея». «Кальмары» строились в 70-х годах прошлого века и вооружены ракетами Р-29. «Дельфины» вошли в строй с 1984 по 1990 год и несут на борту ракеты «Синева». Восемь «Бореев» (16 БРПЛ «Булава» на каждой) к 2018 году составят основу морского компонента ядерной триады.

Ударная триада: чем наш ядерный щит отличается от американского
Да, самая грозная сила флота ушла под воду. Распластанные, устремленные вперед корпуса «разящих» и «норфолков» (силуэты которых с откинутыми назад трубами и низкими бортами, с оседающей на разворотах ниже уровня воды кормой сигнальщики знали наизусть) сгинули под рев вентиляции, загоняющей воздух в ненасытные топки их котлов, в туманах Северной Атлантики. И где сегодня вся та красота и романтика? Содрогающиеся от мощи одинаковые корпуса серого цвета, утыканные антеннами глухие надстройки, те же ракеты во всех видах, вой турбин, низкие подволоки, маслянистый вкус воздуха. Моряки в походе и моря толком не видят: они у своего заведования. Проткнут душу колокола громкого боя, бросят подвахту на посты, прокрякает что-то трансляция. Где ты, в какой точке пространства, что тебе позволено судьбой, да и какая она? Это ведомо только командиру, который где-то наверху или вовсе рядом, за задраенным люком соседнего отсека. Он и есть твоя судьба. О подводниках и говорить нечего: они живут внутри своего оружия. Недаром сказано: подплав — не служба, а религия.

И в небе

В составе командования Дальней авиации 38 стратегических бомберов Ту-95МС, 16 Ту-160 и 41 Ту-22М3. Они дислоцированы на четырех авиабазах. Турбовинтовой Ту-95 серийно строился в 1984-1991 годах. Боевой радиус — 6,5 тыс. км. Ударное вооружение — шесть крылатых ядерных ракет Х-55 с дальностью полета 2500 км, размещенных в бомбовом отсеке. Может дополнительно нести до 10 ракет на пилонах под крыльями, но дальность полета при этом значительно уменьшается. Реактивный Ту-160 строился в два потока: 1984-1992 годы и вновь с 1999 года. Боевой радиус поменьше — 6 тыс. км. Ударное вооружение — 12 крылатых ракет Х-55 в бомбовом отсеке. На замену им должна прийти ракета Х-101 с дальностью до пяти тысяч километров. Ту-22М3 с боевым радиусом в 2,5 тыс. км стоит в этом ряду особняком. Он создавался как «убийца авианосцев» и строился массовой серией с 1989 по 1993 год. Но с появлением ракеты Х-15, которая сама видит цель «из-под крыла», и возможностью применять бомбы стал универсальным. До Штатов не долетит, а в Европе — куда угодно за час — и нате вам. Получите и распишитесь. Нормальный такой «евростратег». Так что дальняя авиация — это наша «длинная рука». От других компонентов ядерной триады ее отличает гибкость применения, ведь перенацелить самолет можно прямо в воздухе. Все бомберы-стратеги пройдут модернизацию и прослужат еще лет двадцать. Вот и в этом году пять Ту-160 и девять Ту-22М3 вернутся в строй обновленными.

Ударная триада: чем наш ядерный щит отличается от американского
Боевые самолеты, безусловно, эстетичны, особенно в полете. Мне, как и многим, почему-то всегда хочется влезть на плоскость и постоять там, задрав голову и глядя в небо. Но сев в кабину, понимаешь, что это место только для работы, тяжелой работы знающего человека. ЭТО — тоже воплощенная функция. Джим Коллинз, американский летчик-испытатель, лет семьдесят тому назад сказал: «В детстве у меня была мечта. Я не помню, в чем она заключалась. Помню лишь, что желание летать было одним из ее проявлений». Но ведь это было у него в мозгу. Летчик — это мозг самолета. Мозг птицы. А они живут только в небе.

Если сложить в кучку все, что может иметь Россия, то общее количество боезарядов по договору СНВ-3 не может превышать 1550 единиц. Мы также располагаем некоторым арсеналом тактического ядерного оружия, на которое ограничения не распространяются. И тем не менее нас все время призывают его ликвидировать. Хотя все наше ядерное оружие, как стратегическое, так и тактическое, сосредоточено в пределах национальной территории.

Там, за океаном

Американская ядерная триада несимметрична нашей. США имеют около 400 МБР «Минитмен-III», 14 атомных подлодок «Огайо» с 336 ракетами и 96 бомберов-стратегов. То есть мы видим явный перекос в пользу флота и авиации. Отметим, что не менее двух третей подлодок постоянно находятся на боевых позициях: американцы не считают их оружием ответного удара. К авиации же со времен Хиросимы и Нагасаки относятся как к священной корове. Их бомберы-стратеги могут брать на борт от 16 до 32 ядерных крылатых ракет. К 2018 году число носителей планируется сократить до 700, а число боезарядов до 1550. Но при подготовке договора американцы настояли, чтобы за каждым бомбардировщиком засчитывался только один боезаряд.

Тамошний эксперт признался, что это было сделано в ходе переговоров специально с целью снижения «привлекательности» американских бомберов как предмета сокращений. Тем самым США фактически вывели ядерные вооружения своих бомбардировщиков, в первую очередь крылатые ракеты, из-под контроля. Теперь они, имея на вооружении любое количество таких ракет, могут вообще не представлять их для контрольных процедур договора СНВ-3, а «отчитываться», например, только 96 ядерными бомбами. Есть у наших «заклятых друзей» и тактическое ядерное оружие, например, 150 бомб, которые размещены в Италии и Турции, поближе к нашим границам.

Разумеется, такая искренность способствует «углублению доверия» и «снижению напряженности».

Автор: Михаил Тимошенко