September 28th, 2013

однако, Годы

Евреи в своей стихии - стричь купоны с гоев, - тоже надо уметь . . .

Оригинал взят у general_ivanov в У кошерного сообщества большой национальный праздник
День рождения... ломбарда, во!

Аккурат 395 лет назад евреи-ростовщики, выходцы из Ломбардии, открыли в Брюсселе первый ломбард.





Отдельные поздравления видному "русскому националисту", оппозиционеру-революционеру, лидеру ЭПО "Русские", экс-руководителю ДПНИ, ценителю чужих квартир и хохляцких вышиванок Александру Белову (Саше Поткину), известному в дружеском кругу под кличкой Ломбард.

однако, Годы

Вот ТАКОЙ капитальный ресурс получил кагал после переворота - 1917. Теперь так никто не работает

Оригинал взят у elena_sem в Т.К. Чугунов. Деревня на Голгофе. 12. «НЕ ЖИЗНЬ, А МУКА...» 1. Бюджетный разговор с кузнецом
— Ты знал нашего раскулаченного соседа, Ивана Васильевича? Я утвердительно кивнул головой.
— Ну, так вот, этот сосед раньше, до революции и при нэпе, каж­дое лето нанимал батрака и батрачку. Батрачке он платил 40 пудов ржи за лето, а батраку — 50 рублей деньгами. Рожь тогда стоила в деревне 40 копеек пуд (в лавке — 50 копеек). Значит, батрак мог ку­пить за свое жалованье 125 пудов ржи.. Вот и учти, милый человек, сколько хлеба мы втроем могли заработать, если бы работали мы в батраках. Я, как батрак, 125 пудов да мои бабы — жена и дочь — 80 пудов; значит, вместе 205 пудов ржи! А теперь от колхоза мы втроем получили за свою годичную работу... 15 пудов! Во сколько раз мень­ше? Ну-ка, смекни: ты—человек грамотный.
{210} — Это...  в 14 раз меньше, — подсчитал я.
— Вот как, в 14 раз меньше!.. А?! Видал, миндал, что получается?! — засмеялся мужик.
И удивленно покачал головой.
— Да, ведь, хозяин кормил своего батрака. А мы работаем в кол­хозе на своих харчах. В колхозе, как видишь, мы работаем почти бес­платно: мы там себе даже хлеба не зарабатываем. Но я должен рабо­тать не только на колхоз: я должен платить государству громадные налоги — и натуральные и денежные.
— Налоги?! — удивился я.
— Да еще какие!... За корову с меня сдирают и мясной и молочный налоги: два пуда мяса в год и половину всего молока, которое корова дает за год. Из-за молочного налога нам самим остается молока в обрез, так что для продажи молока не имеем. На мясной налог мои ребята с большими трудами выхаживают в течение лета теленка. Ведь выпаса для ваших телят колхоз не дает. Поэтому все лето траву ребята сами кое-где собирают — для коровы и для теленка.
— А кроме натуральных, я должен уплатить государству еще и огромный денежный налог. Вместе с «добровольно-принудительным» государственным займом 600 рублей в год! Это на каждую семью в селе столько налогу навалено: 600 рублей!...
— За что же?   
— А пес их знает, за что! Плати — да и все тут! Семь шкур с колхозника сдирают...
— Но где же берешь денег на налоги?
— Прежде, когда я был единоличником, у меня был полный двор скота и птицы: пара лошадей, две коровы, две свиньи с поросятами, десяток овец, полтора десятка кур, гуси были. А теперь у меня на дворе пусто: одна корова и пяток кур. Летом еще теленок да поросе­нок. Потому — кормить скотину и птицу нечем. Раньше я откармли­вал на сало две свиньи за год: одну резал к Рождеству, другую — к Пасхе. А теперь я куплю в колхозе на свиноферме маленького поро­сенка и с большим трудом могу вырастить его. Осенью вынужден продать подсвинка неоткормленного: откормить на сало нечем. Должен продать на налог. Поэтому-то мы со времен коллективизации и забыли вкус мяса...